Зеленский вызывает Путина на «мужской разговор»

Опубликовано

Президент Украины созрел для прямых переговоров со «страной-агрессором»?

Владимир Зеленский готов провести прямые переговоры с Путиным. Это следует из его заявления, сделанного в ходе пресс-конференции на форуме «Украина 30. Кульутра. Медиа. Туризм». По словам президента «незалежной», он продолжит настаивать на проведении встречи лидеров «нормандской четверки», но если она не состоится, то Киев перейдет к плану «Б».

«В любом случае, готовится нормандская встреча. Она должна быть. Я от себя скажу, и я это сказал нашим западным партнерам: будет встреча в нормандском формате — я найду формат, когда встречусь с каждым из этих лидеров „нормандской четверки“. Как говорят, если гора не идет к Магомеду, то ничего страшного — значит, я встречусь с каждым отдельно», — заявил Зеленский.

Остается только гадать, почему украинский лидер столь самоуверен. Встретиться с Меркель и Макроном для него, в самом деле, не проблема. А вот согласие Путина получить куда сложнее. Особенно в контексте недавнего закрытия на Украине трех оппозиционных телеканалов, которые контролировал кум президента России, глава политсовета партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» (ОПЗЖ) Виктор Медведчук. «Я уверен, что это очень сильный удар и потрясение для России», — заявил на днях советник министра внутренних дел Украины Валерий Поцелуйко. Да и сам Зеленский в ходе того же форума увязал санкции против Медведчука с обострением ситуации в Донбассе.

Иными словами, Киев демонстративно совершает недружественные жесты в адрес Москвы, а затем предлагает ей возобновить переговоры на уровне глав государств. Где логика?

При этом стоит учитывать, что санкции против Медведчука и его политической силы — это только вершина айсберга. В последнее время поведение Украины становится все более вызывающим. Депутаты Верховной Рады от правящей партии без стеснения разрабатывают законопроекты, которые грубо противоречат Минским соглашениям.

Самый свежий пример — проекты законов, которые предусматривают уголовную ответственность за коллаборационизм. То есть за сотрудничество с «оккупационными» российскими властями в Крыму и Донбассе. За «добровольное занятие гражданином Украины должности, не связанной с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, в незаконных органах власти, созданных на временно оккупированной территории» предположительно будет предусмотрен запрет занимать определенные должности на срок от 10 до 15 лет.

Формулировка настолько обтекаемая, что под раздачу может попасть любая уборщица в здании городской администрации. То же самое, но с конфискацией имущества, грозит учителям Донбасса за «пропаганду в учебных заведениях, а также действия, направленные на внедрение образовательных стандартов государства-агрессора».

А для тех, кто пошел работать в правоохранительные органы ЛДНР или служить в «сепаратистской армии», предусмотрены серьезные тюремные сроки.

Отдельные депутаты (в том числе и от правящей пропрезидентской партии) с умным видом рассказывают, почему Украине нужны четкие правовые рамки для наказания коллаборационистов. Их нисколько не смущает пятый пункт Комплекса мер по выполнению Минских соглашений: «Принятие и введение в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц, участвовавших в конфликте». Речь идет об амнистии. Причем поголовной: Порошенко в 2015 году взял на себя обязательства не привлекать к ответственности даже тех, кто убивал военнослужащих ВСУ. Но разрабатывать соответствующий закон до сих пор никто не хочет, равно как и закон о местных выборах в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, который необходимо согласовать с представителями ЛДНР.

Формально действует лишь так называемый закон об особом статусе Донбасса, который Верховная Рада прошлого созыва принимала и продлевала под давлением своих западных кураторов. Агитировать за него приезжала лично Виктория Нуланд.

«Госдеп настаивает на том, что Украина должна внести изменения в Конституцию — с особым статусом для оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей, провести на оккупированных территориях выборы в ближайшее время и обеспечить амнистию боевикам. Минские соглашения необходимо имплементировать до конца 2016 года, альтернативы им нет. Хотя „Минск“ и плохой, но Украина, как государство на него согласилась», — так пересказывала разговор Нуланд с представителями парламентских фракций в 2016 году депутат от «Самопомощи» Виктория Войцицкая.

Впрочем, настаивать на выполнении «Минска» американцы так и не стали. Дело ограничилось одним никчемным документом, который не имеет правоприменительной практики. Но даже его украинские депутаты умудрились нивелировать, приняв закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях».

Там ни о каких мирных соглашениях со «страной-агрессором» речь не идет — только «деоккупация» путем ведения военных действий!

Таким образом, с 2018 года Украина живет в двух взаимоисключающих юридических плоскостях. С одной стороны, она вроде как готова предоставить Донбассу особый статус, который прописан в соответствующем законе. И параллельно действует другой закон, перечеркивающий «Минск».

После прихода к власти Владимира Зеленского автор этих строк задавался вопросом: а попытается ли команда нового президента провести ревизию деятельности прошлого парламента? Отменит ли порошенковский закон о реинтеграции Донбасса? Увы, ни один человек из окружения Зеленского об этом даже не заикался.

Более того, недавно украинское министерство по делам «временно оккупированных» территорий вынесло на обсуждение законопроект о «переходном периоде», который также противоречит «Минску». Достаточно упомянуть, что по нему в «постконфликтный период» управлять Донбассом должны некие «переходные государственные администрации». Хотя в законе об особом статусе о них ничего не сказано.

По мнению главы ОПЗЖ Юрия Бойко, Киев легко может продемонстрировать всему миру (и Кремлю в том числе) свою заинтересованность в мирном урегулировании конфликта. Достаточно принять проекты законов, предусмотренные Минскими соглашениями. В этом вопросе, как ни крути, украинская сторона не может перекладывать ответственность на Россию. Даже бывший спецпредставитель Госдепа США по вопросам Украины Курт Волкер — большой любитель клеймить позором Путина — указывал Верховной Раде на её ведущую роль в процессе реинтеграции Донбасса.

«Когда будет избран новый парламент, нужно будет обновить некоторые законы по реализации минских договоренностей. Например, предложенная децентрализация в рамках Конституции, вопрос специального статуса и амнистии и возможность провести местные выборы, когда позволит ситуация безопасности. Все эти вещи надо будет восстановить, и, конечно, мы поддерживаем Украину в этом. Однако именно украинская сторона должна вести этот процесс», — говорил Волкер в 2019 году.

Сейчас, конечно, уже не до законов — Донбасс находится в шаге от возобновления полномасштабных боевых действий. С другой стороны, именно деятельность украинского парламента могла бы стать фактором стабилизации фронта. Но вместо закона об амнистии Верховная Рада рассматривает закон о коллаборационизме, вместо закона о местных выборах в Донбассе — закон о переходном периоде.

На этом фоне глава Евросовета Шарль Мишель делает следующее заявление: «Единственный путь вперед — это полное выполнение Минских соглашений. Санкции ЕС против России останутся в силе до тех пор, пока их реализация не станет реальностью». Интересно, господин Мишель лукавит, или он действительно не в курсе, что Украина вполне официально отказывается от выполнения Минских соглашений в их нынешней редакции?

В любом случае, Кремль не может неправильно интерпретировать сигналы, которые ему посылают из Киева. Все действия (и бездействия!) Зеленского говорят о том, что переговоры с ним вести бессмысленно. Хоть в нормандском, хоть в любом другом формате. Но примечателен сам факт того, что президент Украины изъявил желание говорить с Путиным без посредников. Раньше такая перспектива его пугала.

Еще до второго тура выборов советник Зеленского по вопросам обороны и безопасности Иван Апаршин заявлял, что его кандидат не собирается о чем-то договариваться с Кремлем за спинами западных партнеров: дескать, где гарантия, что этим соглашениям можно будет доверять? Как раз по этой причине Путину теперь абсолютно неинтересны прямые переговоры с Зеленским. Как показывает практика, даже французы и немцы не могут выступать гарантами выполнения Украиной мирных договоренностей. Без них переговоры окончательно лишаются смысла.

Так готов ли Зеленский к прямым переговорам с лидером «страны-агрессора»? Едва ли. Он знает, что Путин со стопроцентной вероятностью откажется с ним встречаться. Знает и продолжает заниматься своим любимым делом — ляпать языком.

Новости Украины

В Крыму считают, что Украина готовит провокации против России

МВФ озвучил условия выделения денег Украине

Генерал ВСУ: люди, уехавшие из Крыма и Донбасса, возвращаются обратно

Киев утвердил стратегию по «деоккупации» Крыма

Не жмись, лайкни!!!

Похожие новости:

Рубрика: Политика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подробнее в Политика
Назначенный замглавы ФСБ оказался связан с «братской» ОПГ

Назначенный первый замдиректора Федеральной службы безопасности Сергей Королёв, как узнали журналисты, оказался связан с...

Главу МВД Бурятии наградили немецким пистолетом после силового разгона митинга и пыток

Глава МВД по Бурятии Олег Кудинов получил именной пистолет «Парабеллум». В 2019 году силовики...

Рейтинги как мартовский снег

Существенное сокращение числа тех, кто не решил, пойдет ли он на выборы, можно рассматривать как...

Закрыть