«Умное голосование» — Идея Навального и ФБК* начинает выглядеть некоторой клиникой.

Опубликовано

Режим с некоторой маниакальной настойчивостью ведет довольно иррациональную войну с последним наследием ФБК* и Навального* — их «умным голосованием». Откровенно говоря, ничего умного я в нем, хоть убей, не нахожу — принцип «голосуй за любого, кроме Единой России» с учетом того, что «любой» — это ровно то же самое, что ЕР, только вид сбоку — выглядит просто донельзя глупым. В России нет оппозиции, как явления. Хотя бы потому, что оппозиция — это принадлежность демократии. Это всегда борьба за власть. Мне сложно представить кого-либо из «оппозиционеров», который готов бороться за власть, то есть, политика. Бороться за место возле власти — это сомнений не вызывает. Но это совсем разные вещи.

В этом смысле «умное голосование» для власти не меняет вообще ничего. А если вспомнить, что она же считает, подводит итоги и оглашает их — то идея Навального и ФБК начинает выглядеть некоторой клиникой. Принцип «не догоним, хоть согреемся» интересен в виде хохмы, но строить на нем что-либо серьезное — увольте.

Однако разгром структур ФБК в этом году приобрел какой-то нездоровый и маниакальный размах. Уже неважно зачем, важно задавить в принципе. Технически можно предположить, что Навальный, который в целом неплохо себя чувствовал до прошлого года, просто перешел какую-то красную черту, за которой его прикрытие уже ничего сделать не смогло. До того структура, взбадривающая воровскую вертикаль своими расследованиями, была даже полезной. Быть расследованным Навальным для номенклатурного деятеля было буквально индульгенцией — теперь-то его точно не уберут. Система стоит на принципе, что только она решает, кого устранить. Если убрать фигуранта расследования — это будет означать, что система прогнулась перед каким-то блогером. Да ни в жисть. Я думаю, что заказы на расследования в большинстве случаев проплачивали сами расследуемые. Особенно в ситуации, когда над ними начинали сгущаться тучи. Поэтому такую ценную структуру и такого ценного кадра нужно было беречь, и здесь номенклатура была прямо заинтересована в существовании палочки-выручалочки. Не какая-то конкретная «башня», а система в целом.

Но палочка, по всей видимости, переоценила свою значимость и полезла в область, где правила иные. Отсюда и зачистка, причем тотальная и свирепая.

«Умное голосование» при всем кретинизме посыла, заложенного в нем, никаких проблем для режима не представляет. Это точно такой же инструмент внутриэлитной борьбы и внутриэлитных механизмов «настройки», что и расследования Навального. Но в данной ситуации, когда последовала команда «Фас» оставлять на виду хоть что-то, связанное с опальным «фигурантом», не рискнет никто. Поэтому и идиотские по своей сути потуги закрыть, зачистить и обнулить.

Называть Навального политзаключенным я бы не спешил. При всем чисто человеческом сочувствии к человеку, попавшему в российскую пенитенциарную мясорубку, никаких идейных причин я там не нахожу. Человек нашел свою нишу, в которой он был достаточно продолжительное время успешен и главное — монопольно владел этим угодьем. Ошибся. За ошибку и расплачивается. Хотя, возможно, ошибка была вынужденной — когда Навальный пошел брать всё более высокий уровень своих разоблачений-расследований, логика потребовала поднимать ставки выше. Медийные законы, увы, жестоки — держаться на одном уровне долго нельзя. Нужно его подымать или аудитория пресытится. А после «уточек» Медведева вариантов у Навального не осталось вовсе — выше был только один этаж. Теоретически можно было изменить жанр, но это — новая поляна, новая ниша, новая аудитория. И не факт, что столь же многочисленная и лояльная. В этом смысле личная катастрофа Навального имеет классический эстрадно-медийный характер: вначале ты воспитываешь свою аудиторию, затем твоя аудитория управляет тобой. Навальный пошел по самому простому пути и ошибся. Так что здесь не политика, а всего лишь переоценка своей значимости. Васисуалий Лоханкин мог мечтать о своей роли в русской революции, ибо был персонажем книги. Навальный — реальный человек, который посчитал, что его значение в российской политике настолько велико, что он может играть в свою собственную игру. Проблема (я уже написал выше), что в России сегодня политики нет. А значит — нет и никакой роли в ней.

* Запрещенная в России экстремистская организация, признанная иноагентом.

Не жмись, лайкни!!!

Похожие новости:

Рубрика: Политика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подробнее в Политика
Польша дорого заплатит за попытки остановить «Северный поток — 2»

В минувший понедельник глава МИД РФ Сергей Лавров заявил о скором вводе в эксплуатацию российской...

«Плато» — это значит, еще всё впереди

Эксперты ВОЗ заявили о том, что «мир вышел на плато по заболеваемости коронавирусом». Словосочетание...

«Убыльный» год: россиян за 7 месяцев стало на полмиллиона меньше

Статистика позволяет предположить, что граждане с начала эпидемии ковида стали массово откладывать на будущее...

Закрыть