Визит Моди: критический момент в отношениях Индии и США

Опубликовано

За исключением самих афганцев, Индия стала самой большой жертвой катастрофической сдачи Афганистана талибам, осуществленной Байденом.

Одновременно с открытием Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, премьер-министр Индии Нарендра Моди проведет свою первую личную встречу с президентом Джо Байденом. Кроме того, он встретится с вице-президентом Камалой Харрис.

Оба этих приема, вероятно, станут самыми главными из тех, что Байден и Харрис проведут во время своего марафона встреч с мировыми лидерами, собирающимися в Нью-Йорке. И важнейшей для них задачей станет демонстрация того, что США по-прежнему являются надежным союзником Индии. Увы, это, отнюдь, не будет просто. Ведь за исключением самих афганцев, Индия, вероятно, стала самой большой жертвой катастрофической сдачи Афганистана талибам, осуществленной Байденом.

Хотя Индия и не направляла своих солдат для участия в боевых действиях коалиции под руководством США в Афганистане, она экипировала и обучила афганские армию и полицию. Индия также предоставила поддерживаемому США афганскому правительству около 3 миллиардов долларов гражданской помощи, что сделало ее крупнейшим поставщиком гражданской помощи Афганистану. Индия стала также первой страной, которая отозвала свой дипломатический персонал из Афганистана после того, как талибы окружили Кабул.

У Индии была веская причина содействовать успеху поддерживаемого США афганского правительства. Талибан, с которым афганская армия боролась вместе с США и силами коалиции, является инструментом ее заклятого врага — Пакистанской межведомственной разведки (ISI).

При талибах в 1990-х годах Афганистан стал базой, откуда спонсируемые Пакистаном террористические группы развернули свою диверсионную войну против Индии.

Так, например, в 1999 году угон самолета Air India, выполнявшего рейс 814, в значительной степени воспринимается именно как совместное предприятие Талибана и ISI. Угнанный самолет был переправлен из Индии в Кандагар. Чтобы не дать индийским коммандос взять под свой контроль самолет, для его охраны были задействованы боевики Талибана.

При этом старшие командиры разведки ISI прилетели в Кандагар, чтобы вблизи наблюдать за переговорами между угонщиками и правительством Индии. В конце концов, угонщики освободили пассажиров в обмен на троих высокопоставленных террористов, находившихся в тюрьмах Индии и Кашмира.

Все трое: Маулана Масуд Азхар, Ахмед Омар Саид Шейх и Муштак Ахмед Заргар продолжили свою террористическую деятельность и приняли участие в организации и планировании некоторых из самых ужасных террористических атак, включая теракты 11 сентября в США и теракты 2008 года в Мумбаи. Кроме того, похоже, что именно Саид Шейх лично обезглавил репортера Wall Street Journal Дэниела Перла в 2002 году.

В 1990-х годах талибы и Пакистан превратили Афганистан в крупнейший тренировочный лагерь террористов на планете. После ухода США из Афганистана и эффектной коронации движения Талибан Байденом, премьер-министр Пакистана Имран Хан приветствовал возвращение талибов как «разрушение оков рабства». Он пошел еще дальше, назвав попытки Афганистана перенять западную культуру в течение тех двух десятилетий, когда возглавляемая США коалиция находилась в стране, «худшим, чем настоящее рабство».

Когда Талибан вернулся к власти, Афганистан возвратился к своей прежней роли пакистанской террористической базы. И это благо для антииндийских джихадистов. Сайед Салахудин, лидер альянса кашмирских террористических групп, назвал победу Талибана «экстраординарной и исторической», сказав, что он ожидает от талибов возобновления помощи террористическим группировкам.

Салахудин заявил, что подобно тому, как талибы победили США, «в ближайшем будущем Индия также будет побеждена святыми воинами Кашмира».

Представитель Талибана Сухайль Шахин заявил Би-би-си, что воодушевление кашмирских террористов вполне оправдано. По его словам, Талибан вполне имеет право «поднять свой голос в защиту мусульман в Кашмире, Индии или любой другой стране».

По оценкам индийских официальных лиц, большая часть американского арсенала, оставленного талибам, в итоге достанется террористам, поддерживаемым Пакистаном в их войне против Индии.

Но терроризм — не единственная угроза для Индии, которая, как ожидается, резко усилится после возрождения талибов. Есть еще и проблема ядерной войны.

Индии и Пакистана располагают ядерными арсеналами. Но в отличие от Индии, Пакистан рассматривает свое ядерное оружие как средство первой, а не последней надежды. В 2002 году тогдашний премьер-министр Пакистана Первез Мушарраф ясно дал понять свои приоритеты, когда выиграл игру в «ядерные гляделки» с Индией.

В лавине сообщений о Талибане за последние недели, доклад базирующегося в США Bulletin of the Atomic Scientists прошел почти незаметным. Вместе с тем, согласно его оценкам, Пакистан, чей заявленный ядерный арсенал в настоящее время насчитывает около 165 боеголовок, увеличит его до 200 к 2025 году. За день до публикации отчета Пакистан подписал соглашение о сотрудничестве в ядерной области с Китаем, которое, по мнению многих, напрямую угрожает Индии.

Как недавно заметил мой коллега- обозреватель Newsweek Гордон Чанг для Gatestone Institute, премьер-министр Моди последовательно продвигал Индию в сторону США, прочь от традиционного партнерства Нью-Дели с Россией. Политические соперники Моди давно критикуют его ориентированный на США курс, который привел к тому, что Индия сблизилась в оборонительных вопросах с Тайванем. Теперь после разгрома США в Афганистане, соперники Моди резко раскритиковали проамериканскую позицию премьер-министра

Цитируя Клео Паскаля из Фонда защиты демократий, Чанг написал: «Индийские стратеги, которые говорят, что путь вперед — это еще более тесное сотрудничество с США, открыто подвергаются насмешкам со стороны тех, кто настроен более промосковски».

Индия является членом альянса Quad, в который также входят США, Япония и Австралия. Чтобы обеспечить доверие к этому альянсу, для США было бы разумно рассмотреть возможность его слияния с новым военно-морским партнерством AUKUS, о котором они только что объявили с Австралией и Великобританией. Теперь, когда Россия прочно вошла в сферу влияния Китая, у Индии, возможно, не останется иного выбора, кроме как придерживаться курса Моди, ориентированного на США.

Но это не значит, что Индия будет готова безоговорочно принять сторону Вашингтона.

Уход Байдена из Афганистана нанес колоссальный стратегический ущерб авторитету США как надежному союзнику. И не только потому, что, отступив так, как это было сделано, Байден позволил талибам триумфально занять Кабул, перечеркнув огромные достижения США в войне с террором за последние 20 лет и обеспечив силам джихада возможность объявить о победе над руководимым США свободным миром.

Это отступление стало также катастрофой для позиции США как лидера глобального альянса демократий, поскольку Байден и его команда не согласовали заранее свои планы с американскими союзниками. Все, от британцев до французов и украинцев, оставались в неведении и были вынуждены отдать приказ своим войскам бежать вместе с США, поскольку их оперативная модель в Афганистане была основана на поддержке США с воздуха.

Чтобы начать исправлять ущерб, который Байден нанес авторитету США в глазах союзников Америки, администрации стоило бы воспользоваться стратегией бывшего президента Дональда Трампа в подходе к управлению альянсом. Трамп подходил к альянсам как к горизонтальному партнерству, а не как к иерархическим отношениям сверху вниз, когда США лишь отдают своим союзникам указания.

Это правда, что Трамп требовал, чтобы союзники США несли свою долю ответственности за финансовые и военные вопросы, но вместе с этим требованием шла и готовность позволить союзникам Америки решать, как лучше всего защищать свои интересы. Трамп предпочитал не навязывать им свой подход, но поддерживать их собственный — как, в общем, и полагается лидеру союзного правительства.

После предательства афганцев США вряд ли будут благожелательно восприняты отвергнутыми союзниками, если, подвергая их риску, станут отдавать им приказы, ожидая, что те будут просто слепо следовать им.

Байдену и его команде стоило бы взять пример с Трампа и отнестись к союзным лидерам как к равным. Байдену следовало бы работать с ними над разработкой совместных планов сдерживания Китая и противодействия растущей угрозе возрождающихся сил джихада в Афганистане, Иране и в целом на Ближнем Востоке.Однако, учитывая предрасположенность Байдена основывать свою внешнюю политику в отношении Афганистана, Ирана, Израиля, Китая, России, Кубы и других стран на своих идеологических обязательствах перед прогрессивным руководством собственной партии, а не на соображениях национальной безопасности, маловероятно, что президент сможет оказаться на высоте.

Вместе с тем, если он этого не сделает, он скорее всего обнаружит, что отвергнутые союзники США в Азии и на Ближнем Востоке — да и во всем мире — ищут альтернативы американскому зонтику безопасности.

Моди прибудет в США в судьбоносный момент. От того, с каким настроем он покинет встречу с Байденом, будет зависеть не только будущее важнейшего индо-американского альянса, но в значительной степени будущее самого статуса сверхдержавы США.

Источник — Newsweek

Перевод — Александр Непомнящий

Не жмись, лайкни!!!

Похожие новости:

Рубрика: Политика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подробнее в Политика
Колесникова отказалась просить белорусскую власть о помиловании

Белорусская оппозиционерка Мария Колесникова, которую суд приговорил к 11 годам лишения свободы, заявила, что не станет просить...

Лукашенко поделился подробностями спецоперации КГБ, в которой погиб сотрудник ведомства

Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что сотрудник КГБ Дмитрий с позывным «Нирвана», погибший во время спецоперации, успел...

Бюджет 2022 года: Власти решили порезать расходы на медицину, соцподдержку и экономику

  Премьер-министр Михаил Мишустин, говоря о проекте бюджета 2022 года, отмечал, что в его...

Закрыть