Следующая цель Ирана — Эр-Рияд и Манама?

Опубликовано

Иран может годами ждать подходящей возможности, но это не значит, что режим в Тегеране не воспользуется удобным случаем, чтобы нанести удар по противнику.Семь лет назад приближенный к аятолле Али Хаменеи депутат иранского меджлиса заявил, что «Иран уже контролирует четыре арабские столицы». Свое заявление он сделал после того, как племенные формирования хуситов, поддерживаемые Тегераном, захватили столицу Йемена Сану. Какие новые арабские страны могут стать мишенью Ирана в ближайшем будущем?

Иранцы обладают завидной выдержкой и готовы дожидаться годами для реализации своих устремлений, но точно не упустят представившуюся им возможность. Нет сомнения, что особый интерес Ирана вызывает Саудовская Аравия — страна, где расположены два святых городах исламского мира, Мекка и Медина. И точно также нет сомнения, что американские политики и дипломаты недооценивают решимости Тегерана: возрождение «ядерной сделки» ни коим образом не означает, что иранский режим готов отказаться от своих планов по завоеванию региона.

На сегодняшний день Иран контролирует Ливан (посредством «Хизбаллы»); Ирак (посредством проиранских партий и военизированных формирований); в значительной степени — Сирию, чей правитель обязан иранцам своим спасением и выживанием; и Йемен, где хуситы наращивают боевые действия, стремясь утвердить контроль над имеющим стратегическое значение проливом Баб-эль-Мандеб между Красным морем и Аденским заливом. Баб-эль-Мандеб соединяет Средиземное море с Южной Азией и Дальним Востоком через Суэцкий канал.

Кто на очереди? Не исключено, что это будет Бахрейн. Большинство населения здесь — шииты, и, если Иран почувствует, что США дают слабину, вполне может проверить решимость нынешней администрации. Если это произойдет, и США не поддержат саудовские усилия по отражению иранского вторжения, это станет серьезным ударом по стабильности всего региона. Снятие или ослабление санкций может быть воспринято в Тегеране как карт-бланш на экспансию. Какой бы жесткой ни была риторика Байдена и его окружения, в суннитских государствах Ближнего Востока сомневаются, что эта администрация пойдет на сколько-нибудь решительные действия. Тимоти Лендеркинг, специальный посланник США в Йемене, заявил, что США «не позволят превратить в мишень Саудовскую Аравию», имея в виду увеличение числа атак на королевство посредством ракет и беспилотников. Тем не менее пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки высказалась в совершенно ином ключе. «Мы с самого начала ясно дали понять, что собираемся изменить наши отношения с Саудовской Аравией», — заявила она. Иранцам это, несомненно, пришлось по вкусу.Госдеп, вычеркнув хуситов из списка террористических организаций, призвал их «прекратить расправы над мирным населением» и «воздерживаться от дестабилизирующей активности». Несомненно, это просто насмерть перепугало иранцев…

Послание Ирану из Белого дома предельно ясно: возвращайтесь к «ядерной сделке» и противодействие вашей политики не выйдет за пределы ничего не значащей риторики. Мы закроем глаза на ваши ракетные разработки, атаки на союзников США, подрыв суверенитета Ирака, вопиющее нарушение прав человека, расправы над гомосексуалистами и женщинами, убийства политических оппонентов. Ничего, кроме пустого осуждения. Т.е., возвращение к курсу Барака Обамы. Вспомним пресловутые «красные линии» Обамы в отношении Сирии, после которых доверие к США в мире упало до низшей точки.

Сегодня администрация Байдена посылает противоречивые сигналы Израилю и демонстрирует открытую неприязнь к государствам Персидского залива. По словам бывшего генерального директора министерства стратегических дел Израиля генерала Йоси Купервассера, Иран не верит, что Байден отважится рассмотреть военный сценарий в отношении Тегерана. Иранцы — превосходные игроки, и они не сомневаются, что нынешняя администрация блефует.

Но главная цель Ирана, конечно же, не Бахрейн. Главная цель — Саудовская Аравия, ведущая страна арабского мира, хранительница исламских святынь. Сегодня эти святыни контролируют сунниты, но шииты убеждены, что их веками незаслуженно преследовали и унижали, и теперь настало время для реванша. Эти устремления подпитывается памятью о величии персидской империи, некогда распространявшей свое могущество по всему Ближнему Востоку.

Иран знает слабости Саудовской Аравии. В прошлом году иранцы нанесли разрушительные удары крылатыми ракетами и беспилотниками по нефтеперерабатывающему комплексу в Саудовской Аравии, обнажив уязвимое место саудовской обороны. Несмотря на свои размеры и стратегическую глубину, необъятные территории Саудовской Аравии уязвимы. Здесь труднее обеспечить герметичную противоракетную оборону, чем в Израиле, чья «ахиллесова пята», напротив, — отсутствие стратегической глубины.

Заявления, которые Иран слышит от Белого дома, подтверждают его предположения: США отдаляются от Саудовской Аравия и, возможно, готовы бросить эту страну на произвол судьбы. Основываясь на этой оценке, в Тегеране могут попытаться проверить американцев на «прочность», чтобы понять, насколько далеко можно зайти в своей экспансии в регионе против суннитских союзников Америки. Когда американцы публично и демонстративно заявляют, что «ядерная сделка» не связана с другими сферами иранской военной и подрывной активности, это создает впечатление, что Ирану будет предоставлен карт-бланш в отношении своих соседей.

Стратегия Ирана заключается в том, чтобы использовать провокации, как рычаг давления на переговорах с Америкой. Например, увеличить экспансию и агрессию против Саудовской Аравии или других государств региона, чтобы добиться отмены санкций и перевода средств Тегерану. Фактически, речь идет о шантаже и вымогательстве, но такая стратегия работает. При этом иранцы знают, что всегда смогут возобновить агрессию, воспользовавшись для этого подходящим моментом, когда Америка будет отвлечена другими внешнеполитическими проблемами.

Саудовская Аравия не пользуется симпатиями в нынешней администрации. Правителей этой страны обвиняют в убийстве опального журналиста Хашогги и всевозможных правонарушениях. По словам самого президента Байдена, это «нация-изгой». Тем не менее стратегическое положение королевства и его роль ведущего экспортера нефти, влияющего на стабильность мировой экономики, заставляет Белый дом несколько умерять свой пыл.

Для США, видимо, считают в Белом доме, наилучший способ воздействовать на королевство в его сопротивлении «ядерной сделке» — оказывать скрытое давление за кулисами, угрожая разрывом союзнических отношений, если Эр-Рияд не прекратит противодействовать Вашингтону. Однако публичные анти-саудовские заявления администрации Байдена придают смелости иранцам, которые вполне могут попытаться дестабилизировать Саудовскую Аравию и ее союзников в регионе посредством своих «прокси». Однако такая политика таит угрозу и для самих США, поскольку вынудит Эр-Рияд искать поддержки в Пекине, что отнюдь не отвечает долгосрочным интересам национальной безопасности Америки. Китайцы уже активно интегрируют многочисленные страны региона в свой проект «Один пояс, один путь».

Вопрос в том, насколько в Белом доме понимают опасность собственного курса? Для Тегерана стало, без сомнения, бальзамом на душу заявление Байдена, что «мы не собираемся… продавать еще больше оружия» Саудовской Аравии.

Байден демонстративно игнорирует кронпринца Мухаммеда бин-Султана. Он уже пренебрежительно отозвался о нем, заявив, что будет говорить только с его отцом Салманом бин Абдул-Азизом. Но тот болен и слаб, и подлинным правителем является Мухаммед бин-Султан. Не желая разговаривать с ним, Байден подрывает отношения между двумя государствами.

При этом ему следовало бы напрямую поговорить с единственным человеком, имеющим реальную власть в Иране, — верховным лидером аятоллой Хаменеи. Все утверждения, что президент Ирана может принимать самостоятельные решения, изначально абсурдны. Президент Исламской республики полностью зависит от Верховного лидера, и его псевдо-независимость позволили Ирану блестяще разыграть партию по заключению «ядерной сделки». Главные переговорщики США — Джоном Керри, Робертом Мэлли и Венди Шерман — по сути, оказались заложниками иранской стратегии.

Цель Америки на Ближнем Востоке — поддержание стабильность, а не разрешение многовековых конфликтов, что представляется невозможным. В этом контексте наилучший путь — поощрять и развивать договоренности Авраама, которые представляют собой наиболее эффективный путь противодействия Ирану.

Отчаянное стремление любой ценой возродить «ядерную сделку», игнорируя нормализацию отношений между Израилем и Саудовской Аравией, посылают Ирану неверный сигнал. Слабость и уступчивость Америки только подталкивают Иран на еще более агрессивные действия и увеличивают шансы шиитского контроля над Саудовской Аравией уже в этом поколении. Вряд ли это в интересах национальной безопасности Америки, если только мы не хотим быть втянутыми в еще один ближневосточный конфликт.

Источник — Jerusalem Post

Не жмись, лайкни!!!

Похожие новости:

Рубрика: Политика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подробнее в Политика
На Украине возбудили уголовное дело в отношении 23 российских артистов

Прокуратура Украины возбудила уголовное дело против 23 российских артистов, принявших участие в концерте по...

Граждане смогут без суда убирать из Сети порочащую их информацию

Госдума планирует рассмотреть в первом чтении законопроект, который позволит гражданам удалять из Сети грязь...

В России предложили изымать потенциально коррупционные деньги чиновников

  Правительство внесло в Госдуму законопроект, предполагающий ужесточение антикоррупционного законодательства, следует из базы данных...

Закрыть