Проталкиваемые Путиным изменения в конституцию — это не новый проект геополит. борьбы

Опубликовано

Пару лет назад прочитал книгу Центра Сулакшина «Новые технологии борьбы с российской государственностью». Весьма полезная вещь для понимания того, что сегодня происходит с Россией и какие шаги, включая государственно-управленческие решения необходимо принять для обеспечения национальной безопасности. Хотя издана была в московском «Научном эксперте» в 2013 году, да и, собственно, своим содержанием больше направлена не на критику путинского режима, а на его вразумление, актуальность книги не потерялась ни на одну букву.

Был такой период, когда даже эксперты Центра Сулакшина ещё надеялись на то, что в какой-то момент опомнится Владимир Владимирович, и, словно русский богатырь Илья Муромец встанет с печки, распрямит плечи, возьмёт в руки меч и призовёт всю Россию-матушку на борьбу с иностранным супостатом. А то, что он (супостат) убивает страну нашу уже несколько десятилетий, не видит и не понимает либо отмороженный либерало-фашист, либо слепой и глухой.

…Но не встаёт Путин. И другим богатырям не позволяет.

Почему об этой книге вспомнилось сегодня? Дело в том, что в ней подробно, едва ли не хрестоматийно описываются сценарии, при помощи которых агрессивный «американский мессианизм» и проект западной цивилизации намерены уничтожать Россию. Причём уже не в цивилизационном и историческом её обличье (это было сделано в 1991 году), а конкретно — Российскую Федерацию, ведомую В. В. Путиным. И, надо признать, за семь лет существования труда в Кремле так и не появилась доктрина противодействия Pax Americana.

Наоборот, чем больше давит Запад, тем пластилиновее становится кремлёвская стена. Чем сильнее закручивают против России гайки, тем чаще звучит из-за этой стены слово «друзья» и «партнёры». Непонятен в путинской РФ принцип определения этих друзей и партнёров. Хотя после прочтения упомянутого труда всё становится на свои места.

«Все американские стратегические цели, — декларируется в современной редакции „Стратегии национальной безопасности США“, — достигаются путем расширения числа демократических государств с рыночной экономикой» — констатируется в работе Центра Сулакшина. В 1959 году Сенатом США был принят закон «О порабощенных нациях». Речь в нем шла не о Соединенных Штатах, что было бы естественно, имея в виду национальную, а не международную природу происхождения документа. Не являлся он и декларацией об общих принципах миростроительства. Рассмотрению подлежала одна адресно определенная проблема — экспансия русского империализма.

«Показательно, что задача освобождения „порабощенных стран“ была исторически реализована. Для этого потребовалось три десятилетия. Если указанная задача была сформулирована законодательно и через некоторое время оказалась практически решенной, то нет оснований ставить под сомнение существование сценария произошедшего», — пишут авторы.

Впрочем, причины развала СССР уже ни для кого не являются секретом, как и то, чьи, по сути, интересы представляли на разделённых территориях Русского мира Б. Н. Ельцин сотоварищи из нацреспублик. Показательно также, что реализованными оказались обозначенные шефом ЦРУ А.Даллесом целевые установки в отношении России. Возникший посткоммунистический режим оказался «номинально дружественным». Однако за ширмой дружественности скрывалось прежнее резкое неприятие Штатами России как субъекта геополитики, вне зависимости от ее государственной идеологии.

Сегодня в сети «гуляет» множество фальшивок так называемого «Плана Даллеса». По некоторым фальшивкам российские суды даже возбуждали уголовные дела, используя для этого экстремистские статьи. Что, однако, не отменяет в целом существующей концепции несилового покорения России. Из приоткрытых страниц американской стратегии борьбы против России некоторую известность среди политических аналитиков приобрел так назывемый «Гарвардский проект».

В книге Центра Сулакшина подчёркивается, что под этим наименованием реализовывались по сути две различные проектные инициативы американских спецслужб. Первый из проектов Гарвардского университета заключался в вынесении репрезентативной оценки психологической уязвимости гражданского населения СССР в случае массированных бомбардировок, аналогичных по масштабам тем, которые незадолго до того были применены в отношении Германии. Опыт определения психологического состояния народа в стране противника станет в дальнейшем одним из базовых методов предварительного диагностирования ситуации. О существовании второго Гарвардского проекта информация в СССР была получена в начале 1980-х годов благодаря оперативной работе советской контрразведки. Программа включала в себя три последовательно реализуемых этапа.

На первом должна была решаться задача создания почвы для перехода от социализма к капитализму. Возглавить процесс реформирования предписывалось некоему вождю. Предположительно им мог стать Генеральной секретарь Коммунистической партии. Идеологическим ориентиром этого периода должен был стать апробированный во время «Пражской весны» концепт социализма с «человеческим лицом».

Задачи второго этапа носили уже ликвидационный по отношению к системе мирового социализма характер. К ликвидации предназначались Организация Варшавского договора, КПСС и в итоге — СССР. Для осуществления этой миссии требовалась номинация нового вождя, необремененного шлейфом идей модернизированного социализма.

Наконец, третий этап характеризуется как «завершающий» в логике всего Гарвардского проекта. На данной стадии осуществляется демонтаж последних атрибутов прежней социалистической системы, таких как бесплатное обучение и медицинское обслуживание. Государственная и общественная собственность должна перейти всецело в частные руки. Развитие инфраструктуры морских портов и различного рода дорожных коммуникаций означало бы окончательную переориентацию России на рельсы сырьевого экспортера.

Предотвращение восстановления имперских амбиций виделось в ликвидации российской армии в том ее виде, как она сформировалась в советские времена. В конце концов, ликвидируется как единая держава и сама Россия. Гарвардский проект рассчитывался на пятнадцатилетний срок реализации. Если принять в качестве исходной даты его начала 1985 год, то значит к 2000 году сценарий должен был быть завершен.

Итак, даже не слишком глубоко интересующийся новейшей истории человек узрит в предполагаемых фигурах проекта и М. С. Горбачёва, и Б. Н. Ельцина и найдёт массу совпадений гарвардской разработки с реальным ходом российской истории. Что, естественно, наталкивает на умозаключения об управляемости этих процессов. Причём если США и коллективный Запад держат в руках рычаги манипуляций, то вполне определяемо соучастие в погроме страны внутренних акторов. Тех, кто обретал власть вполне себе демократическим путём, если смотреть на проблему без критического анализа.

Заключительным этапом, именуемым в проекте «Завершение» должен был руководить третий вождь. Кто это? Оставим ответ на этот вопрос за скобками. Широкое резонансное звучание приобрела ещё одна я проектная разработка «Хьюстонский проект». По существу, в нем идет детализированное раскрытие завершающего этапа Гарвардского, ставятся задачи внедрения дезинтеграционных механизмов уже не в отношении СССР, распад которого состоялся, а непосредственно территории Российской Федерации.

Здесь уже речь идет о расчленении России на мелкие государства. По этим же планам:

1. Сибирь должна отойти к США,
2. Северо-Запад — к Германии,
3. Юг и Поволжье — к Турции,
4. Дальний Восток — к Японии, чтобы установить прямой контроль за сырьем Сибири и Дального Востока.

Хьюстонский проект ориентировал западные страны к отказу от взгляда на будущую Россию как единое государство. По отношению к каждому из возникших на ее территории государственных образований должна была быть выработана строго индивидуальная политическая линия.

Для тех, кто внимательно следит за риторикой западных СМИ, а последние годы Украины, Прибалтики, стран Восточной Европы, уже не является откровением подчёркивание национальных, региональных и экономических отличий ряда регионов РФ. С подачи США на Украине, уже даже не скрываясь, высшие должностные лица говорят о России как о «случайном», «несостоявшемся» государстве, которое необходимо расчленить. Стоит отметить, что в отношении проектов распространения геополитического влияния США на постсоветское пространство никто с опровержением факта существования соответствующих документов ни на уровне государственных структур, ни на уровне исследователей-аналитиков не выступал. Более того, многие лица, близкие к официальным кругам Белого дома, да и сами фигуранты высшей политической власти Соединенных Штатов высказываются фактически в унисон с содержанием Гарвардского и Хьюстонского проектов.

Среди проектных документов последних лет, отражающих стратегические планы Запада в отношении России, указываются также Доктрина «Геополитического плюрализма на постсоветском пространстве» (1991 г.) (стратагема расчленения сначала Советского, а затем и Российского государства), «Парижская хартия 1992 г.» (план стран «семерки» по демографической минимизации российских территорий. Директива № 13 Министерства обороны США от февраля 1992 г., где указываются потенциальные объекты американского военного вмешательства в России). Реальность существования названных планов остается на сегодня, впрочем, вопросом terra incognita.

Однако само их циркулирование в СМИ свидетельствует, по меньшей мере, о том, что тема борьбы с российской государственностью существует. Отнести такого рода разработки только к сфере конспирологии было бы не вполне корректно. По большому счету, их содержание хорошо известно и находится в свободном доступе. Технология борьбы с российской государственностью не составляет таким образом какой-либо тайны. Причина того, что вызовам такого рода соответствующие российские службы не могут в должной мере противостоять, заключается не в отсутствии информационного обеспечения, а в дефиците стратегии и практических механизмов противостояния противникам в новом несиловом формате.

«Соединенные Штаты, — провозглашал Збигнев Бжезинский еще в 1990 году, в бытность существования Советского Союза, — уже стали мировым полицейским, но я думаю со все возрастающей уверенностью, что мы будем мировым контролером. Вы повинуетесь полицейскому, потому что он может отправить вас в тюрьму, вы подчиняетесь дорожному инспектору, потому что не хотите попасть в аварию. Международной системе все еще нужен арбитр, и США будет играть эту роль»

Распад советской системы, впрочем, не был воспринят Бжезинксим в качестве окончательного достижения цели. О том, что «холодная война» велась не столько против коммунизма, сколько против российской государственности, свидетельствует ряд прямых высказываний Бжезинского:

«Мы уничтожили Советский Союз, уничтожим и Россию. Шансов у вас нет никаких».

«Россия — это вообще лишняя страна».

«Россия — побежденная держава. Она проиграла титаническую борьбу. И говорить: „Это была не Россия, а Советский Союз“ — значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас не надо подпитывать иллюзии о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей… Россия будет раздробленной и под „опекой“».

«Россия может быть либо империей, либо демократией, но не может быть тем и другим. Если Россия будет оставаться евразийским государством, будет преследовать евразийские цели, то останется имперской, а имперские традиции России надо изолировать. Мы не будем наблюдать эту ситуацию пассивным образом. Все европейские государства и Соединенные Штаты должны стать единым фронтом в их отношении к России».

«Если русские будут настолько тупы, что потребуют восстановить свою империю, они нарвутся на такие конфликты, что Чечня и Афганистан покажутся им пикником».

Если без розовых очков посмотреть на некоторые итоги правления В. В. Путина, то можно выделить несколько весьма настораживающих моментов. Есть ли в России армия, способная противостоять внешней агрессии? С точки зрения официальной пропаганды есть, и танки наши быстры. С точки зрения участия ВС России в сирийских событиях, а также гибридных донбасских, то по-настоящему народной армии у России уже почти не осталось. В армии стал преобладать коммерческий интерес.

Современную Россию практически не слышно на политических трибунах Европы. Без злой иронии приходится констатировать, что мы проигрываем дипломатическую и информационную борьбу едва ли не на всех фронтах. Ну, возможно, правящий режим пока ещё выигрывает инфовойну внутреннюю, против своих граждан.

Бесплатное и общедоступное образование и медицина сходят на нет. Экс-премьер Д.Медведев не так давно называл медицину «хорошим бизнесом», а учителям предлагал идти заниматься коммерцией. Частная собственность уже давно преобладает над государственной и общественной. Россия и-де-юре, и-де-факто трансформирована в пронизанную коррупцией страну дикого капитализма, где за все надо платить и где человек человеку — волк. Разве это не является показателем исполнения заданных Западом проектов?

Конечно же, защитники Путина найдут десятки примеров, что страна не стоит на месте. В ней идёт борьба с коррупцией, с пятой колонной, идёт импортозамещение, переоснащение армии и флота, делаются попытки найти союзников в мире. Но может ли кто-то со стопроцентной уверенностью заявить, что эта работа приносит ощутимые результаты, которые отражаются на жизни каждого и страны в целом, а не является декорационной, и в интересах узкой группы лиц?

Поправки в конституцию, которые затеял Путин… По логике ведущейся против России войны эти поправки должны были в корне изменить либеральное содержимое Основного Закона. Иными словами, голосуя за поправки, гражданин России должен был бы уже 2 июля получить иную страну с другим идеологическим стержнем. Но конституция в целом не меняет никаких системных основ и, как представляется, всё мероприятие затеяно с одной целью — под благими возгласами протянуть правление Путина до 2036 года. Ведущий канала «Реальная журналистика» Александр Романенков на днях весьма кстати высказался, что ему 42 года, двадцать из них прошли под управлением Путина, а теперь ему хотят навязать Путина до пенсии. А, возможно, вообще до конца жизни.

Но это лирическое отступление. А если без лирики, то напрашивается прямой вопрос: а что такого не успел сделать Путин, что ему так необходимо порулить Россией ещё 16 лет? Какой российский проект, программа остались незавершёнными? А, может быть, не российский?

Проталкиваемые Путиным изменения в конституцию — это не новый проект геополитической борьбы, без которой Россия просто не в состоянии сдерживать несиловой натиск Запада. Практика межгосударственного соперничества в современном мире представляет собой сложную технологическую комбинацию сущностно различных методов и приемов. Однако приоритет в этой борьбе имеют те государства, чья идеологическая, ценностная, институциональная, управленческая, информационная и технологическая оснащенность оказывается более продвинутой в инновационном отношении.

В этом плане на сегодня в России существует только один проект, отвечающий современным вызовам, это Программа Сулакшина и включённый в неё проект новой конституции России. Укрепление потенциалов государственности России ввиду вызовов войн нового типа должно происходить не старыми методами, изобретаемыми на Старой площади, а в формате нового проекта и общественного единения нового типа.

Не жмись, лайкни!!!

Похожие новости:

Рубрика: Политика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подробнее в Политика
Трампу пригрозили военным переворотом в США

Наиболее вероятный кандидат от Демократической партии США на грядущих выборах, бывший вице-президент Джо Байден пригрозил, что действующего американского...

Германия осудила планы Израиля по аннексии Западного берега реки Иордан

Планы правительства Израиля по аннексии Западного берега реки Иордан противоречат международному праву, поэтому необходимо...

Шахтеры в ЛНР подняли бунт из-за долгов по зарплате

В городе Антрацит, находящемся под контролем самопровозглашенной Луганской народной республики (ЛНР), подняли бунт горняки...

Закрыть