Обострение в Донбассе: Почему и за что мужчин делают пушечным мясом

Опубликовано

Игры политиков оборачиваются трагедией тех, о ком никто не хочет думать

Из Донбасса активно идёт эвакуация жителей, связанная с возможной агрессией Киева против самопровоглашённых республик ДНР и ЛНР. Но очевидным фактом оказалось, причём почти незамеченным общественностью, что выпускают женщин, детей и стариков, а вот взрослых мужчин стараются не выпускать. По идее, они должны остаться и защищать республики. Но всё ли готовы на это? И главное — все ли способны на это, или им грозит стать «пушечным мясом» для войны?

Защита своей земли — благородное дело, и с этим никто не спорит. Но насколько этот постулат наполнен смыслом в нынешней ситуации, когда не очень очевидно, кто прав и кто виноват в трагедии, случившейся на востоке Украины.

Но постараемся оставить в стороне политику, как бы сложно это не было. Рассмотрим простые вещи. Первое, и самое основное, военное дело — область профессиональных знаний. Тем более в современном мире. На офицера и даже на сержанта необходимо учиться. Статистика неумолима уже на протяжении веков. И в наполеоновские войны, и в Первую мировую, и во Вторую мировую, и в более поздних локальных конфликтах цифры практически неизменны. 80 процентов погибших в бою погибли в своём первом бою. Еще 15 процентов сложили головы во втором бою. То есть гибнут необстрелянные.

Наоборот, как часто мне говорили профессиональные офицеры, даже «Грады» и другое смертоносное оружие практически не наносят ущерба живой силе противника. Погибают простые мирные люди, которые оказались под обстрелом. Военные с опытом прячутся в укрытиях, они приспособлены.

Военному делу надо учиться. Причём, может быть, более тщательно, чем любому другому. Ведь ставка — жизнь.

Сам я неоднократно бывал в «горячих» точках, освещал события как журналист. Был неоднократно на передовой в Донбассе, в том числе в самый критический момент — летом 2014 года. Был под обстрелами, убегал от тяжёлой смертоносной техники. Но я не уверен, что смог бы вовремя даже снять с предохранителя автомат. Да и много бы он помог в неумелых руках?

Стрессовым ситуациям учился специально на спецкурсах по линии ОДКБ. На платформе Института повышения квалификации сотрудников МВД, занимающихся освобождением заложников. И вспоминаю, как согласился вместе с рядом своих коллег играть роль заложника при учениях. Так вот полицейские офицеры, которые изображали террористов, во время «захвата» меня жестко избили. Грамотно, надо сказать, — синяков и ссадин не осталось, только ломило потом ещё месяц всё тело. И те, кто «освобождал» нас, жестоко избили своих сослуживцев, играющих роль террористов. Буквально изваляли их в грязи и берцами били по лицу. Тех, с кем, наверное, вечером потом вместе выпивали. И потом перед нами, журналистами, все извинились за «натуральность». И я понимал, что тут ничего не поделать. Как учил великий генералиссимус Александр Суворов, тяжело в ученье — легко в бою. Так готовят спецназ, и это, наверное, оправдано. Да и может ли неподготовленный человек ворваться в помещение, где находится банда вооружённых убийц и террористов?

А что будет с теми, кого неподготовленным пошлют в окопы? Обычных крестьян, рабочих заводов, школьных учителей, очкариков-инженеров или рафинированных поэтов? Они фактически обречены стать «пушечным мясом». От них не будет никакого толку в боевых действиях. Скорее, они станут настоящей обузой для профессиональных военных, которым придётся брать на душу грех за напрасную гибель простых людей.

Так откуда взялось это убеждение, что все мужчины должны оставаться? Пусть они и храбрые, и смелые, и любят свою землю до неистовства. Но ведь война, ещё раз подчеркну, -область профессиональных знаний и навыков.

Семейный юрист и психолог, руководитель правозащитного союза «19 ноября» Антон Сорвачёв считает, что военный конфликт может стать самым страшным испытанием для мужчин:

— Я человек максимально далёкий от войны, насколько это возможно. Стою на принципах равноправия и эгалитаризма. С моей точки зрения, если принимать беженцев, то всех. Неважно, мужчина это, женщина или ребенок. К сожалению, в «русском мире» установилась такая парадигма, что мужчина — это расходный материал, пушечное мясо, о нём надо заботиться в самую последнюю очередь. Этот факт можно объяснять биологическими законами или какими-нибудь ещё. Но если мы стоим на гуманистических принципах, что человек в центре всего, то негуманно выпускать одних и не пропускать других.

Если человек хочет убежать от войны, если он хочет сохранить свою жизнь, то ему надо в этом помогать. А не препятствовать. Каких бы денег это ни стоило. Деньги в таких ситуациях это всегда вторичное. Можно привести простой пример. В Европу периодически бегут разные люди из неблагополучных стран. И там пускают всех. Часто даже мужчин больше, чем женщин. И ни у кого вопросов не возникает. Никто не говорит, что давайте женщин примем, а мужчине не пустим. Поэтому нынешняя ситуация в Донбассе мне кажется не просто странной, а антигуманной.

«СП»: — Откуда берутся установки, что любой мужчина должен с оружием в руках защищать?

— Это берётся из культурной среды. Мужчина должен уметь вбить гвоздь или дверь придерживать. На самом деле, они ничего не должен. Гвозди вбивать должны слесари и ремонтники. Чинить унитазы должны не мужчины вообще, а те, кто это умеет и этим профессионально занимается. Защищать должны военные, а не все подряд. Записывать априори мужчину в профессиональные военные такое же заблуждение, как мнение, что мужчина должен уметь водить автомобиль. Да не должен.

Тут стоит определиться в целом, на мой взгляд, всему «русскому миру». Если мужчина по определению воин, то должно быть разрешено оружие. Как воин без оружия? Это модель Спарты, условно говоря. У мужчины должны быть профессиональные навыки. Он должен минимум раз в год ездить на сборы, получать знания, которые актуальны для современной войны.

Либо мы гуманистическая страна, вписанная в современную систему капитализма. И мы понимаем, что любой труд, в том числе и по защите людей, должен быть оплачен. Что не могут делать люди, которые не профессиональные военные. Это как если не профессионал возьмется чинить унитаз — да он просто зальёт соседей. Или если впервые человека посадить за руль, то будут жертвы. Но сейчас подразумевается, что мужчина должен взять в руки автомат и идти защищать других. Это совершенно неправильно.

Я хотел бы жить в гуманистической стране, где права человека на первом месте. Где каждый профессионал делает то, на что он учился. А не в стране, где в кризисной ситуации говорят, что иди и делай, что не умеешь.

«СП»: — Что делать мужчинам, которых не выпускают из Донбасса? Кто воевать не умеет и не желают этого делать?

— Сложно давать советы. Но я бы посоветовал беречь себя и своих близких. В первую очередь беречь именно себя, а потом своих близких. Другой совет сложно дать. Каждому придётся действовать по ситуации.

Не жмись, лайкни!!!

Похожие новости:

Рубрика: Политика
Подробнее в Политика
Страны G7 обвинили Россию в использовании «постановочных инцидентов» в Донбассе

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО...

Беженцы рассказали об очередях и «сортировке» мужчин на границах ДНР

Жители самопровозглашенной ДНР, где 18 февраля власти объявили эвакуацию населения на территорию России, рассказали...

Беженцы из Донецка рассказали о неразберихе и огромных очередях на границе с Россией

«Если тут замерзнем насмерть, кто за это будет отвечать?» Беженцы из Донецка рассказали о неразберихе и огромных очередях...

Закрыть