Ковидная паника и конец универсального мышления

Опубликовано

Пандемия невероятного ковида постепенно выдыхается, несмотря на судорожные попытки правительств разных стран как-то продлить этот мировой ужастик и ещё немного понаслаждаться режимом всемирного ЧП. Ажиотаж неумолимо спадает, жизнь входит в нормальную колею – и по мере оседания пыли проступают всё новые и новые шокирующие подробности. Человечество как будто постепенно приходит в себя после странного припадка – то ли алкогольного, то ли наркотического, то ли ещё какого безумия.

Как-то незаметно выясняется, что почти всё, что предпринимали в рамках «борьбы с пандемией» правительства самых разных стран – и автократий, и демократий, и даже монархий – оказалось в итоге или избыточным, или бесполезным, или вовсе вредным. Мир почти два года просидел в масках и карантинах, обкололся – и не по одному разу – наспех сработанными вакцинами, придумал и успел внедрить в жизнь диковинные «ковидные пропуска». И внезапно обнаружил, что у жителей даже самых развитых и цивилизованных стран практически отсутствуют самые элементарные права. И даже право пройтись по улицам или сходить перекусить в кафе необходимо доказывать ежедневно, причём без гарантий, что власти это право за тобой признают.

Самая большая загадка этой пары пандемийных лет: как такое вообще оказалось возможным? Речь ведь не о том, почему принимаемые меры были по большей части сомнительными или вовсе ошибочными – но почему они практически и не оспаривались? Как так?

Был некая общая причина, которую я бы обозначил как «всеобщий отказ от универсального мышления». И корни всей этой массовой покорности «науке» – в школе. Школа, сама система образования во всём мире радикально изменились.

Дело в том, что ещё в конце прошлого, XX века в системе массового, то есть народного образования ещё каким-то чудом сохранялся ренессансный дух Просвещения. Ведь что такое Просвещение на самом деле? Обучение в его системе, как ни странно, сродни, другой прорывной идее Нового Времени – идее суда присяжных. В обоих случаях предполагается некая принципиальная познаваемость мира даже для «неспециалиста», иначе говоря – для любого человека. Если ему готовы предоставлять информацию, он в конечном итоге сумеет разобраться, что к чему – просто потому что имеет некие базовые понятия о том, как устроен мир. Простой человек, став присяжным в суде и не проходя никакого специального обучения, а просто слушая свидетелей, обвиняемых, прокурора и адвоката – сумеет составить свое мнение о том, виновен или нет подсудимый.

 

И в более общем случае – ренессансное Просвещение предполагает, что обычный «средний человек» просто оттого, что он прослушал школьную программу – по физике, химии, литературе, информатике и географии – окажется способен понимать сам, что происходит в мире. Собственно это ведь и была единственная причина, почему детей в школе пичкали той же химией, с одной стороны, и обществоведением – с другой, – то есть дисциплинами, которые едва ли понадобятся потом кому-то. Ведь цель была – «воспитать гармонично развитого человека».

И вот эта идея «гармоничного человека», который сможет, если захочет, во всём разобраться сам, постепенно размывалась – и мы сами не заметили, как незаметные количественные изменения вылились в мощнейший сдвиг и слом парадигмы. В XXI веке (а на самом деле ещё раньше) «гармоничного человека» школы в большинстве стран мира просто перестали производить.

Парадигма сменилась полностью: уже давно наши школы переориентировались на производство «специалистов-профессионалов». Сначала ученики по всему миру, а потом и преподаватели под их влиянием пришли к выводу, что знание стало слишком сложным, слишком специализированным, заточенным на «специально обученных людей». Символ «нового знания» – пресловутые четыре предмета в ЕГЭ, единственные, по которым сегодняшние ученики сдают экзамены. Все прочие предметы для учеников просто не существуют.

«Человек массы» – не только у нас, но и на Западе (это со всей очевидностью показал ковид) – свято уверен, что по-настоящему знать можно только то, что ты специально и длительное время изучаешь. Во всех прочих сферах (за пределами твоих, условно, «четырёх предметов») – что-либо понимать не просто «тяжело» или «очень затратно» – нет, это даже неприлично. Сама претензия, выраженная в любимой фразе кумира позднесоветских жителей Владимира Высоцкого – «Разберёмся!» – сегодня звучит нелепо и даже комично. «В чем ты можешь разобраться, бахвал?» – вот вопрос новейшего времени. Или, что то же самое, но уже в виде фразеологизма: «А вы разве вирусолог?»

Новейшее время постулирует: всё понимать невозможно, универсального мышления не существует, да и не надо; ведь есть же профессионалы! По любым вопросам, выходящим за рамки твоей компетенции, обращайся к ним – и «настоящие вирусологи» чётко разъяснят, куда бежать и что делать.

 

В таком подходе есть масса преимуществ: в нём лучше всего достигается любимая массами «экономия мышления» (ведь мышление – чрезвычайно энергозатратный процесс). Проще найти специалиста, который всё и разъяснит! (Кстати новое поколение новейшего времени и идею суда присяжных часто встречает в штыки, ибо как может «человек с улицы» разбираться в тонкостях доказательств лучше, чем профессионалы-юристы, которые по 5-7 лет в университетах учились?)

Поэтому оказалось достаточно очень небольшой кучки «профессионалов» (тех, кто назывался «вирусолог» и «эпидемиолог»), заручившихся поддержкой СМИ, – чтобы публика им поверила. Поверила просто потому что даже мысль «разбираться самим» в «чудовищном вирусе» и предлагаемых мерах – встречалась широкими народными массами в штыки. «Как я буду в этом разбираться, если я в этом ничего не понимаю, я не специалист?» – таков был самый распространённый ответ.

Никто не хотел вникать. И дело было не просто в лени. Куда страшнее, что публику пугают и раздражают – и это тоже идёт со школы – сами по себе попытки мыслить самостоятельно и делать выводы на основе известных фактов «не в своей области». Это воспринимается как шарлатанство и самозванство. И именно поэтому откровенная цензура в пользу «единственно верного учения», вводимая на всех этажах и уровнях СМИ по всему миру (включая глобальных игроков типа Твиттера, Ютуба и Фейсбука) – нигде не встречала и не встречает общественного отпора. Дело в том, что цензура «самозванцев» востребована на уровне самих читательских масс.

Вплоть до самых последних дней ковидной «страхопаники» люди по всему миру отказывались понимать, что парадигма «Не надо ни в чём разбираться, мы верим Профессионалам» делает всех по сути заложниками тех самых узких профессиональных групп, которым могут быть присущи все проблемы «узких прослоек». Они могут быть куплены, могут добросовестно заблуждаться, могут преследовать какие-то свои цели, далёкие от чисто научных (например единожды ошибившись, могут не желать признавать свои ошибки, чреватые карьерными или денежными потерями).

Печально, что вернуться к прежнему универсальному мышлению и понятию «гармоничного человека» может быть очень трудно или даже вовсе невозможно. Смена парадигмы обучения целых поколений – процесс инерционный и небыстрый. Однако потеря веры в универсальное мышление – это практически социальный СПИД: если всем правят «специалисты-профессионалы» – в обществе утрачивается иммунитет в том случае, когда «профи» оказываются глупы или недобросовестны.

Если мы эту болячку не «вылечим» или хотя бы не начнём осознавать – новые эпидемии «информационного спида» не за горами.
 

Не жмись, лайкни!!!

Похожие новости:

Рубрика: Политика
Подробнее в Политика
СЦКК: за сутки Вооруженные силы Украины обстреляли территорию ЛНР 29 раз

Вооруженные силы Украины в течение суток 29 раз обстреляли территорию самопровозглашенной Луганской народной республики....

В Британии опубликовали карту «вторжения» России на Украину

Минобороны Великобритании опубликовало карту направлений "вторжения" России на Украину ЛОНДОН, 17 фев - РИА...

В случае боевых действий все население Киева будет эвакуировано

Если боевые действия дойдут до Киева, в столице Украины будет проведена полная эвакуация населения....

Закрыть