Если завтра война: Пока громить НАТО мы готовимся «бумажными» дивизиями

Опубликовано

Кадровая «дыра» в 100 тысяч контрактников мешает Министерству обороны и Генштабу готовить армию к войне

На последнем на сегодняшний день заседании коллегии Министерства обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу заявил, что в ответ на разрушительные для международной безопасности действия НАТО принято решение о решительном укреплении наших войск на западном стратегическом направлении. В частности, в составе Западного военного округа будут дополнительно развернуты 20 новых соединений и войсковых частей. Иными словами — полков, бригад и дивизий.

«Действия наших западных коллег разрушают систему безопасности в мире и вынуждают нас принять меры адекватного противодействия. Мы постоянно совершенствуем боевой состав войск», — подчеркнул при этом министр обороны. Чем сразу породил у заинтересованной общественности несколько принципиальных, но недоуменных вопросов. Потому что при Шойгу мы действительно «постоянно совершенствуем боевой состав войск» при годами почти неменяющейся общей численности Вооруженных сил РФ. Какому «старику Хоттабычу» такое по силам? И каково качество такого «совершенствования»?

Арифметика тут такова. Только с 2013 по 2018 годы по всей стране частично воссозданы семь одних лишь мотострелковых и танковых дивизий. Из них четыре (4-я танковая, 2-я, 3-я и 144-я мотострелковые) в составе как раз того самого Западного военного округа.

В 2019-м завершено формирование зенитного ракетного полка мобильного резерва и танкового полка на Балтийском флоте, двух полков в 20-й армии, технической ракетной базы округа, берегового ракетного дивизиона на Балтийском флоте.

В 2020 году к ним добавилась поставленная под Ростовом-на-Дону 150-я Идрицко-Берлинская ордена Кутузова 2-й степени мотострелковая дивизия и завершившая развертывание под Калининградом 18-я гвардейская мотострелковая Инстербургская Краснознамённая, ордена Суворова дивизия (в составе Береговых войск Балтийского флота).

Где теперь, после недавнего выступления Шойгу на коллегии военного ведомства, следует ожидать формирования новых российских полков и дивизий? Совершенно секретные планы Генштаба, естественно, никто гласности предавать не намерен. Но попробуем догадаться сами.

Будем исходить из того, что до сих пор, как правило, в новые дивизии у нас после доукомплектования превращают «старые», оставшиеся еще с печальной памяти времен Анатолия Сердюкова общевойсковые бригады. Таковых в составе Западного военного округа на сегодня осталось всего четыре: 6-я отдельная танковая (Дзержинск Нижегородской области), 27-я отдельная мотострелковая, (поселок Мосрентген, Москва), 127-я мотострелковая (поселок Каменка Ленинградской области) и 25-я отдельная мотострелковая (Луга Ленинградской области).

Предположим, что решено каждую из них укрупнить до дивизии. Тогда в составе войск ЗВО в обозримой перспективе добавятся еще одна танковая (ТД) и три мотострелковых (МСД) дивизии.

Далее. В составе каждой МСД по штату должно состоять по шесть полков (три мотострелковых, танковый, артиллерийский и зенитный ракетный). И — по «мелочи»: противотанковый дивизион, отдельные батальоны и роты.

В ТД тоже шесть полков (три танковых, мотострелковый, артиллерийский и зенитный ракетный). Ну, и тоже отдельные дивизионы, батальоны и роты.

Итого в предполагаемых к развертыванию четырех дивизиях всего должно оказаться не менее 24 полков. Они, да еще сами эти четыре дивизии — уже 28 частей и соединений. Немного больше, чем обещает Шойгу. Но, во-первых, в каждой дивизии часть полков можно ставить в строй не сразу. Постепенно, за несколько лет. Как это было сделано в истории воссоздания 18-й МСД под Калининградом.

А во-вторых часть из будущих 20 соединений, о которых говорили на коллегии, у нас, можно считать, уже почти в наличии. Но пока в другом качестве. Поскольку для формирования дивизий совершенно точно примутся использовать общевойсковые бригады, которые «будут приняты за основу».

Правда, усилия для этого Главному организационно-мобилизационному управлению Генштаба придется приложить очень разные. Поскольку сами наши «материнские» бригады нынче выглядят очень по-разному.

К примеру, 27-я отдельная мотострелковая бригада в Мосрентгене состоит из шести батальонов (трех мотострелковых, танкового, управления и материального обеспечения), двух дивизионов и семи отдельных рот. По сведениям из открытых источников всего в бригаде по штату 2850 солдат и офицеров. А в 138-й отдельной мотострелковой под Питером — девять батальонов, шесть дивизионов и шесть отдельных рот. Всего по штату 4100 человек.

Поэтому, не имея на руках закрытых документов, посчитать чего, кого и в каком количестве придется добавлять при превращении этих и прочих бригад в дивизии практически невозможно. Но если, скажем, вести разговор только о личном составе — ясно, что численность квалифицированных военных специалистов повсюду надо бы увеличивать в разы. Потому что каждая современная российская МСД — это минимум 11 тысяч человек. В танковой дивизии если и меньше, то ненамного.

Вот скажите: как и за счет чего можно изыскать такие людские резервы? Ведь Генштабу, несмотря на постоянные бодряческие генеральские рапорты из телевизора, приходится крутиться буквально в «прокрустовом ложе» неснижающего и жесточайшего дефицита личного состава.

Потому что известно: в 2013 году, когда «реформа Шойгу» еще только затевалась, по данным Счетной палаты РФ в рядах нашей армии и флота при установленной указом президента предельной численности Вооруженных сил в 1 миллион 13 тысяч человек насчитывалось всего 766 тысяч солдат и офицеров. Потом мы титаническими усилиями восстанавливали отмененные было Сердюковым наборы курсантов и слушателей в военно-учебные заведения, чтобы поскорее вырастить и обучить побольше лейтенантов. Точно зная, что страна погружается в очередную демографическую яму и неизбежны сложности с призывом, вроде бы рвали и метали, набирая все новых и новых контрактников. Что в итоге?

По открытым данным, на 2019 год численность армии и флота в России оказалась всего в 798 тысяч военнослужащих. Иными словами — лишь на 32 тысячи больше, чем шесть лет назад. Каким образом из этой скудной «прибавки», если вы не старик Хоттабыч, десятками формировать новые полки и дивизии? А вот поди ж ты — приказано и формируем!

Особенно наглядна, на мой взгляд, картина с контрактниками. Возьмем разгар этот кадровой битвы — 2015 год. Командирам и военкоматам к тому времени на всю «Расею-матушку» удалось поставить в строй 352 тысячи профессиональных солдат и матросов. Год спустя если и побольше, то на чуть-чуть — 384 тысячи.

Но в Генштабе же служат не должностные самоубийцы! Там давно усвоили, что год от года количество дивизий в России, особенно рядом с НАТО и Украиной, обязательно придется наращивать. А чтобы их укомплектовать, надобна просто прорва новых людей в погонах.

Поэтому для Вооруженных сил еще несколько лет назад был определен новый и очень напряженный организационно-мобилизационный рубеж: уже в 2020 году располагать не менее, чем полумиллионом профессиональных солдат и матросов.

Скажем сразу: эти планы Минобороны провалены с треском. По признанию самого Шойгу, сделанному в марте прошлого года, к тому времени удалось поставить в строй только 405,1 тысячу контрактников. Прибавка составила жалкие 20 тысяч зрелых бойцов за целую пятилетку!

Не будем сейчас концентрироваться на причинах оглушительной кадровой неудачи. Просто отметим, что дефицит в этой области в армии и на флоте нынче, выходит, составляет примерно 100 тысяч человек. И это только в том, что касается рядовых, сержантов и старшин.

Но новые полки и дивизии и при этом мы вынуждены продолжать формировать как на конвейере. И формируем! Только вот каким образом? И с каким запасом прочности в бою, если, упаси Бог, придется в него идти?

По данным из зарубежных источников, в наших новых соединениях на западном стратегическом направлении дефицит личного состава — жесточайший. Как результат — во многих мотострелковых дивизиях ЗВО до полного штата не хватает по одному полку. В некоторых дивизиях вопреки логике современной войны вместо зенитных ракетных полков небо готовы оборонять лишь такие же, но — всего лишь дивизионы.

В казармах и общежитиях 3-й (Богучар Воронежской и Валуйки Белгородской областей) и 144-й МСД (Смоленская и Брянская области) удалось собрать лишь примерно по 8500 человек. Это вместо, как уже сказано, около 11 тысяч солдат и офицеров по штатному расписанию.

Откуда будем брать теперь людей для новых 20 частей и соединений, которые обещает Шойгу на 2021 год?

По логике, выходов, вообще-то, всего два. Либо откомандировывать в них пополнения понемногу и отовсюду, снижая тем самым и без того низкие проценты укомплектованности уже существующих дивизий. Либо резко нарастить набор в Вооруженные силы профессиональных солдат. Но для этого, понятное дело, правительство должно прямо сегодня значительно увеличить для контрактников денежное довольствие, жилищное обеспечение, льготы и прочее.

Да, это потребует дополнительных бюджетных затрат. Но у премьер-министра Михаила Мишустина или у министра финансов Антона Силуанова разве есть в рукавах другие варианты для погружающейся в кадровую пучину армии? А НАТО — вот, оно. Как в 41 м. Сразу за Бугом.

Не жмись, лайкни!!!

Похожие новости:

Рубрика: Политика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подробнее в Политика
Власти не станут вводить меры поддержки бизнеса из-за новых ограничений

Поскольку ограничения введены только на неделю, до 20 июня, новые меры поддержки не требуются,...

Путин высказался об условиях содержания Навального в колонии

Условия содержания основателя Фонда борьбы с коррупцией (ФБК, включен Минюстом в реестр организаций, выполняющих...

Главу бюджетного департамента Минфина задержали за дебош

Московская полиция задержала директора департамента бюджетной политики в отраслях экономики Минфина РФ Михаила Санакоева,...

Закрыть