Донбасс признали. Что теперь будет с Приднестровьем ?!

Опубликовано

На берегах Днестра внимательно следят за событиями вокруг Донбасса. Кишинев предсказуемо осудил действия России. Официальный Тирасполь признание ДНР и ЛНР пока не комментировал. Пользователи соцсетей размышляют, как может отразиться резкий разворот в политике России на решении приднестровской проблемы. Республика уже 30 лет добивается международного признания своей независимости. Скептики склоняются к мысли, что после  признания Россией ДНР и ЛНР Приднестровью ждать того же не стоит: вероятнее всего, «приднестровский кейс» станет витриной мирных переговоров по урегулированию территориального конфликта.

Корреспондент «ПолитНавигатора» спросил у экспертов: можно ли считать признание республик Донбасса прецедентом для Приднестровья, какой представляется судьба последнего нерешенного конфликта на территории бывшего СССР вопроса в свете «новой политической реальности», и какие выводы должна извлечь из этих событий Республика Молдова?

Прецедентом для Приднестровья являлось признание Российской Федерацией Абхазии и Южной Осетии в 2008 году – именно тогда впервые Москва создала подобный прецедент на постсоветском пространстве, а еще ранее было признание независимости Косово рядом стран западного и исламского мира, которое произошло на несколько месяцев раньше, чем признание Абхазии и Южной Осетии.

Если рассматривать признание ДНР и ЛНР, то надо признать, что ситуация у нас разная. На берегах Днестра уже более 30 лет осуществляется одна из самых успешных миротворческих миссий в мире, в отличие от всех территориальных конфликтов на постсоветском пространстве у нас ни разу не стреляли – на берегах Днестра не свистят пули с лета 1992 года. Я не думаю, что Москва пойдет на слом этого формата.

В «новой политической реальности» данный шаг, конечно, вызовет большую обеспокоенность в Кишиневе, так как мы понимаем, что время переговоров и уступок прошло: Кремль четко и жестко защищает свои интересы и своих граждан.

Главный урок, который мы должны извлечь здесь, в Кишиневе, в том, что если прозвучат выстрелы в сторону домов, где живут граждане России, то последствия будут катастрофическими.

Выполнение договоренностей и продолжение переговорного процесса – это единственный и правильный вариант развития отношений между Тирасполем и Кишиневом.

Также это должно остудить пыл тех политиков, которые выступают за отказ от нейтралитета Республики Молдова, поддержанного большинством граждан и четко прописанным в нашей Конституции.

По Донбассу в ближайшие дни будем видеть, что в ответ заготовили США, ЕС и НАТО. Видимо, на постсоветском пространстве развертывается борьба между Россией и Западом надолго. Так что «закрывать» эти вопросы рановато.

Но вернемся к Приднестровью. У нас тут особая обстановка, главной чертой коей является отсутствие общей границы ПМР с Россией. С одной стороны, это осложняет положение Приднестровья. С другой, Кишинев, Румыния и Запад не могут слишком грубо давить на нас, ибо в ПМР официально и открыто дислоцируются российские войска.

Поэтому представляется, что мгновенных решений по молдо-приднестровским противоречиям вряд ли можно ждать.

И у нас есть «методологические» отличия от донбасской ситуации. На Украине в 2014 году была вооруженная смена власти с кровью, а уж потом территориальный раскол страны. У нас же вначале был раскол (1990 год), а после – война (1992).

Отсюда вытекает, что переговоры между ПМР и РМ начались еще в мирных условиях, а не после кровопролития. И, следовательно, они идут дольше и основательнее. Резкий разрыв маловероятен; разве что в ходе каких-то новых геополитических изменений.

А вот прецедент есть. И он конкретен: в сложившихся условиях Россия однозначно не позволит давить своих союзников силой. В ПМР вводить российские войска не надо. Они и так здесь, хотя никому не угрожают, а просто охраняют мир на Днестре. Но если «ястребы» любой масти захотят силой «решить приднестровский вопрос», россияне не будут молча на это смотреть!

Натовская инфраструктура – это угроза для России, а Москва намерена ликвидировать угрозы в соответствии с принципами, изложенными в российских требованиях о гарантиях безопасности.

Кроме того, об этом уже и упоминать будет излишним, Россия теперь чрезвычайно щепетильно относится к безопасности и обеспечению полноты прав своих граждан и соотечественников. А в Приднестровье, как мы знаем, только граждан Российской Федерации – более 230 тысяч.

Ну и, думаю, многие обратили внимание на посыл Путина элитам постсоветских государств: если вы не способны эффективно использовать «подарки Империи» во благо всех жителей своих стран, не исключая русских, то эти «подарки» могут и отобрать.

Молдо-приднестровские отношения далеки от урегулирования, хуже того, в последние годы переговорный процесс деградировал, а с приходом во власть Майи Санду появились признаки дестабилизации региональной ситуации. Только декабрьский «ультиматум» Путина Вашингтону, как нам показалось, вернул к реальности многих кишиневских стратегов, хоть и не всех. Во всяком случае, диалог сторон конфликта не просто был сдвинут с мертвой точки, а начал обретать более или менее конструктивные черты. Реальных перспектив, правда, в этом году не проглядывается.

Киев в свое время не хотел выполнять Минские соглашения. Украинских политиков можно понять, выполнение «Минска» означало бы смену режима и, наверняка, утрату ими власти. В итоге, шанс на построение новой Украины, включающей Донбасс, был утрачен. Но потеря Донбасса еще не гарантирует сохранность политического режима в Киеве, скорее наоборот, Украина встала на путь больших трансформаций.

Кишинев не связан столь жесткими параметрами урегулирования, какими были Минские соглашения. Но и здесь есть позиция России, которая на протяжении многих лет не устраивает молдавские власти, – «гарантированный статус Приднестровья». Со статусом Приднестровья, гарантированным Россией, ни в НАТО, ни в Румынию Молдавии не уйти. А это, понятно, не устраивает западных «партнеров по развитию», диктующих Кишиневу манеры его поведения с Москвой. И вот в данной ситуации Молдова рискует попасть в такую же ситуацию, в которой оказался сегодня Киев, который безоглядно полагался на заокеанские директивы.

Поэтому вопрос «что будет с Приднестровьем?» пока задавать рано. Определенно можно рассчитывать, что с Приднестровьем все будет хорошо. Но вот уже сейчас на повестку выходит другой вопрос: «что будет с режимом Санду?». Очевидно, что в создавшихся условиях команда Майи Санду не сможет выполнить внешнеполитическую программу, ради которой она была приведена во власть американцами. Не получается у этой команды выполнять запросы своих избирателей, да и интересы элит удовлетворять они, кажется, уже не способны. «Новая политическая реальность» потребует от молдавских элит поиска таких управленцев, которые, по меньшей мере, будут способны вести ответственный диалог с Москвой, в интересах жителей своей страны, а не в угоду отдельным посольствам.

До сих пор действующий в Молдове политический режим Москву только разочаровывал, если сейчас сигнал не будет услышан, значит, процесс зашел слишком глубоко и проблема не конкретно в команде Майи Санду, а в молдавских элитах целиком. Значит, и разговор с ними будет вестись по украинскому примеру.

Не жмись, лайкни!!!

Похожие новости:

Рубрика: Политика
Подробнее в Политика
Макрон передал Путину просьбу Зеленского

Президент Франции Макрон заявил, что передал Путину просьбу Зеленского о переговорах. Президент Франции Эммануэль Макрон заявил,...

Зеленский рассказал о погибших и раненых за последние сутки

Зеленский: за стуки погибли 137 украинских военных, еще 316 пострадали Президент Украины Владимир Зеленский...

Европе предсказали нехватку газа зимой

Глава ЕК предсказала Европе нехватку газа зимой, если Россия полностью остановит поставки. Глава Еврокомиссии (ЕК) Урсула...

Закрыть